Ермоловская годовщина

4 июня 2013 г. - 236-я годовщина со дня рождения гиганта русского Кавказа, генерала Алексея Петровича Ермолова. Он на несколько месяцев старше нашего города Креста – родился в том же 1777 году. Даже рядовая дата рождения таких людей – повод вспомнить о них в наше время неверия, подлости, развала умов, морали и совести, всеобщей неуверенности и коррупции. Писано и говорено о нем много, равнодушных и безразличных как не было – так и сейчас нет.

Его патриотизм – на уровне легенд, его крылатые фразы типа: «Господа! А говорит ли кто-нибудь здесь по-русски?», «Переведите меня в немцы, государь!» - в веках, его полководческий и административный дар – пример, его знание и понимание Востока – наука!

Его мощь – в людях, которые его окружали: Грибоедов, Братья Вельяминовы, Мадатов, Баратов, Бебутов. Но особо – Николай Николаевич Муравьев, которого 22-летним капитаном в 1816 годы Ермолов забрал с собой на Кавказ.

Ему было 50 лет, когда в 1827 году царем Николаем Первым прервана его военная и административная карьера. Но русско-персидскую и русско-турецкую войну 1827-1829гг. блестяще выиграли выпестованная им Кавказская армия и Ермоловские генералы. Просто у царедворца Паскевича, сменившего Ермолова на посту наместника царя на Кавказе, хватило ума следовать их советам.

Он на долгих 34 года, вплоть до смерти, последовавшей 12 апреля 1861г., был отлучен от активной деятельности, но интересовался Кавказом постоянно, тепло принимал своих бывших сослуживцев в Москве и Орле, любил, когда с Кизляра ему казачий чихирь привозили.

В ходе несчастной Крымской войны 1853-55гг. Николай Первый вынужден был назначить своим наместником на Кавказе ученика Ермолова генерала Н.Н. Муравьева, которого до этого нещадно третировал.

Условия царя не требовать войск и денег Муравьев принял и, появившись в январе 1855г. в Ставрополе перед чиновниками и начальниками, объявил откровенно: « Я не Воронцов, любезностей говорить не собираюсь, я службу с вас потребую… И службу честную, как император Петр Великий говаривал: «Служить, так не картавить!» И еще господа предупреждаю, что я не потерплю расточительства денег, собранных с народа и политых кровавым потом его!». Введя твердые цены на продовольствие и фураж, прекратил спекуляцию интендантских поставщиков, расторг незаконные сделки, запретил использование солдат на частных работах. А за выполнением своих распоряжений строго следил. Как тут было не возроптать люду начальническому!

В крепости Грозной отыскал землянку Ермолова и, спустившись туда, думал «Отсюда некогда человек с высоким дарованием прилагал совестливый труд свой к совершению дела, полезного отечеству, и за 10 лет образовал боевую армию, не знавшую преград!» Выйдя из землянки, взглянул на пышный дворец Барятинского – все, что было перед глазами, указывало причины неуспехов последних лет, утрат и язв, постоянно и без пользы истощавших силы отечества: роскошь, корысть и лицеприятие.

А генералам и офицерам, его сопровождавшим, указав на землянку, заметил: «Вот убедительный пример господа, что не от количества людей и не от больших средств зависит успех, но от разумной воли и доблести начальников». Ермолову же написал: «Милостивый государь Алексей Петрович! В углу двора обширного и пышного дворца стоит уединенная скромная землянка ваша, как укоризна нынешнему времени. Из землянки этой, при малых средствах, исходила сила, положившая основание крепости Грозной и покорению Чечни. Ныне средства утроились, учетверились, а все мало, да мало!» И далее: «Надо пока этим довольствоваться с надеждою на время, которое выкажет сотрудников, ибо дарований встречается здесь более чем в России, но все погрязло в лени, усыплении!»

ТАКОВЫЕ СЛОВА ДА НЫНЕШНЕЙ ВЛАСТИ В УШИ БЫ!!!

Муравьев оказался достойным своего учителя: туркам и англичанам, образно говоря, салазки загнул – 16 ноября 1855г. над крепостью Карс, что в Восточной Анатолии на стратегических путях в Индию, взвился русский стяг.

Так Кавказская армия платила англичанам и французам за Севастополь! Но об этом – в следующий раз.

Пресс-служба Ставропольского казачьего войска.