XIV Большой круг СКВ

 

 По счету, начиная с 1990г. он был четырнадцатым. По значению – Большим и отчетно-выборным. По месту – аграрная глубинка Ставропольского края: село Сергиевское Грачевского района. Время – 8 октября 2017г. В отличие от предыдущего отчетно-выборного Круга, что был 31 августа 2013г. в пос. Рыздвяном в ДК «Кавказтрансгаз-Ставрополь» при полной поддержке и самом благожелательном отношении хозяев, этот 14-й, можно сказать, проходил в исключительно полевых условиях при исключительно крысином недоброжелательстве хозяев тутошних, а причина? О ней позже.

 

   8 октября 2017г. выдался днем воскресным, солнечным и богоугодным: в этот день в с. Сергиевском Митрополитом Ставропольским и Невинномысским Кириллом освящалась вновь построенная церковь – Храм Святого преподобного Сергия Радонежского, в честь которого и было в 18-м веке  названо село. Весь состав Большого Круга Ставропольского казачьего войска принял участие в торжественной встрече Высокопреосвященного Митрополита, приветствовал его, принял участие в торжественном богослужении и Крестном ходе. Затем, получивши благословение Кирилла, казаки организованно направились к месту проведения Круга в помещение, любезно предоставленное нам местным предпринимателем Ириной Васильевной Митиной. Повестка для отчетно-выборного Круга была традиционной: отчет атамана и выборы атамана. Отчет получился кратким и исчерпывающим: все дела за отчетные 4 года были, что называется, на виду – поездки, участие в мероприятиях местных, краевых, общероссийских, рост казачьих рядов и организаций. Выступления  атаманов и казаков в ходе Круга были единодушными: признать работу атамана Дмитрия Стригунова и правления Ставропольского казачьего войска за отчетный период  УДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНЫМИ! Порывом гражданской благодарности в адрес наших казаков прозвучало выступление предпринимателя Ирины Митиной. Со вторым вопросом разобрались еще быстрее – единогласно утвердили решение Совета атаманов СКВ от 3 сентября 2017г. о выдвижении кандидата на должность атамана СКВ Дмитрия Владимировича Стригунова, избрав его атаманом на следующий отчетный срок до 2021г.

   Далее казаки вновь последовали в церковь, где вступившие в состав СКВ  приняли торжественную казачью присягу. Затем был торжественный праздничный обед с тостами, выступлениями творческих коллективов (тут привычно блистал наш «Казачий пикет» Сергея Залевского), пляски и песни. Был зачитан приказ о производстве в казачьи чины и о награждениях. Все прошло торжественно, весело и душевно, как и положено у казаков.

  Теперь о причине, которая позже и про недоброжелательность крысиную. Местный выборный хозяин села клуба нам не дал, хотя в этот праздничный для села день он пустовал, более того, выпустил глупое постановление, где «в целях охраны и упорядочения общественного порядка» казакам запретили проведение массовых мероприятий под страхом привлечения к судебной ответственности. Дело в том, что СКВ встало на защиту интересов жителей села. 10 лет назад нами была предотвращена распродажа земельных паев селян – они их стали сдавать в аренду. В начале 2017г. срок аренды закончился и владельцы паев в массовом порядке пожелали сменить арендатора на более выгодных для себя условиях, что было абсолютно законно. Но резко  «против» поднялась власть сельская, власть районная, прокуратура, правоохранительные органы. Последовала цепь судебных разбирательств, мелких и крупных провокаций. Обеспокоились власти краевые – земля, вследствие судебной волокиты, стала выходить из оборота. И под ее давлением всё, наконец, успокоилось – требования селян были удовлетворены. Но селяне не успокоились, благо подступал день единого голосования – 10 сентября 2017г., что дало народу повод подумать: а на что нам такая власть и не пора ли ее сменить? Воспользоваться, так сказать, своими демократическими правами?  Сказано – сделано: на базе Казачьей партии Российской Федерации в с. Сергиевском организовали избирательное объединение, зарегистрировали в районной избирательной комиссии, приступили к предвыборной подготовке, явив первый опыт участия местного казачества в политических процессах с использованием такого мощного инструмента, каковым является политическая партия! Власть в полном понимании того, что местный глава явно выборы продует, включила рычаги судейские. Казаки обратились за юридической защитой в политсовет Казачьей партии в г. Москву и таковую получили – на районном суде наши интересы защищал присланный московский адвокат. И не беда, что суд закончился не в нашу пользу – ком разбирательств покатился дальше: до краевого суда, до Верховного суда России, до Конституционного суда.  Шум вышел большой, о маленькой, но гордой и неуступчивой Сергиевке узнали в Москве.

  Но не это главное: в ходе судебных, административных и прочих разбирательств вскрылся такой гадюшник, что ни в сказке сказать, ни пером не описать, А именно – неучтенная кормовая база, откуда щедро питались и что являлось наиболее вероятной причиной, почему власть так единодушно защищала существующий порядок вещей: откуда-то образовался излишек в 2,5 тыс.га земли, на пай селянам, вместо первоначальных 9,88га вдруг стало начисляться 8,99 га, что на полторы тысячи пайщиков составляло ну очень солидный неучтенный куш. А вода, что предназначалась селу, бурно текла через незаконно врезанные водоводы на 11 кошар и 4 скотозагона: их при полной поддержке властей содержали инославные ребята с гор. При всем этом они ни копейки за воду не платили, но обнаглели настолько, что стали пасти скот, где попало, включая местное кладбище. При всем том усердно молились своему богу и главе села, открыто говоря при этом: через 5 лет при такой власти все село наше будет. В этой надежде даже фундамент под мечеть возводить стали. А ну ка подсчитайте, сколько скота можно содержать на этих кошарах и скотозагонах и сколько на них воды надо? И значит ли это, что владельцы вообще никому не платили?

   

Оргвыводы последовали для властей районных, для органов правоохранительных. Выводы, скажем так, - нормальные. Вода в домах селян хлещет так, что краны едва выдерживают. На очереди – власть сельская. И этот пока маленький политический опыт ставит большой вопрос: а в чем он высший замысел возрождения российского казачества? Не в защите ли населения? А сколько таких сел и станиц со схожими проблемами в крае, но с задавленным молчанием?

 

                                   Соб. Инф.